Поделиться в социальных сетях:

шуточные поверья
 
Есть чисто-шуточные поверья, или лучше сказать, просто, шутки, в кои однако же некоторые люди свято верят.
 
Когда стоят жестокие морозы, то нужно с вечера насчитать 12 лысых, поименно, назвав последним самого лысого, у которого голова как ладонь, от бровей до затылка: на нем мороз лопнет.
 
Когда в бане моют барчонка, то приговаривают: шла баба из-за морья, несла кузов здоровья; тому, сему кусочек, тебе весь кузовочек. А когда окачивают водой: с гоголя (гуся) вода, с тебя худоба; вода б книзу, а сам бы ты кверху; сороке б тонеть, а тебе бы толстеть, и прочее.
 
Девиц умывают с серебра, чтоб была девушка бела и богата; что называется умыться водой, в которую, при первой весенней грозе, брошена серебряная ложка. Чтоб быть белой и чистой, девушки моются также первым снегом, с кровли бани.
 
Если все девочки родятся, то в этот год войны не будет;
 
если ребенок наперед станет говорить папа, а также если младенец родился с косичкой, то вслед за ним родится сын; а если заговорит мама, то дочь.
 
Сидеть между двух сестер или братьев, значит вскоре жениться, или замуж выйти.
 
Правый глаз чешется к смеху, левый к плачу. Правая ладонь чешется – отдавать деньги, левая – получать; локоть чешется – на новом месте спать; переносье чешется – о мертвом слышать;
 
кто щекотлив, тот и ревнив;
 
за первым вешним громом выбежать умыться дождевой водой, с золотым кольцом на пальце, или ухватиться за карман, в котором деньги, что делают также, увидав молодой месяц, и сказать, при деньгах! – богат будешь.
 
Если зеркало поднять над головой, так, чтоб в нем отразился молодой месяц, то увидишь столько лун, сколько луне дней. Эта шутка основана на том, что при таком косвенном отражении месяц в зеркале точно двоит и, пожалуй, иногда семерит.
 
Если волосок из ресниц вывалится, положить его за пазуху, будет подарок.
 
У кого редкие зубы, не будет долго жить.
 
Если забывшись ляжешь спать в одном чулке, то приедет тот, кого ждешь.
 
Если булавку на полу увидишь к себе головкой, то это хорошо, а к себе острием, худо.
 
Если брови свербят, будешь глядеть на потных лошадей, т. е., принимать гостя;
 
выщербленные деньги обещают прибыль, и поэтому их нужно хранить в кошельке.
 
Когда у детей падают зубы, то велят стать тылом к печи, закинуть зуб через себя и сказать: мышка, мышка! на тебе костяной зуб, а мне дай железный; или: на тебе репяной зуб, а мне костяной.
 
Смешное и глупое поверье, что икота есть беседа души с небом вероятно также было сначала неуместной шуткой; кому икается легко, того добром поминают, а при тяжелой икоте, за глаза бранят.
 
Когда лошадь дорогой распряжется, то что-нибудь дома нездорово, либо жена изменила, если сам хозяин в дороге.
 
Если мышь попортит часть свежего товара, то купцы утешаются тем, что товар от этого скоро и хорошо с рук пойдет.
 
Если кто в беседе скрестит незаметно ноги, нога на ногу, то от этого последует всеобщее молчание.
 
Если кто плюнет себе на платье, то это означает, что скоро будет обнова. В новый год должно надеть обновку; тогда их много будет в течение года. Другие толкуют, что плюнуть на себя, значит терпеть напраслину.
 
Кто ущемит платье в дверях, выходя из дому, тому скоро в этот же дом возвратиться.
 
Если из вязанки дров вывалится полено, то будут гости.
 
Кто поперхнется в разговоре, тот хотел соврать; кто поперхнется первым глотком, к тому спешит обеденный гость.
 
Обнову предвещает и то, когда собака, став перед кем, потянется.
 
Если уши горят, то заглазно над тобой издеваются;
 
если в ушах звенит, то загадывают что нибудь и спрашивают: в котором ухе. Когда отгадают, то загаданное сбудется.
 
Если в беседе чихнешь, то это подкрепляет истину того, что говорится. Кроме того, некоторые люди говорят, что чихнуть в воскресенье, значит в гостях будешь; в понедельник – прибыль будет; во вторник – должники надоедят; в среду – станут хвалить; в четверг – будешь сердиться; в пяток – письма или нечаянная встреча; в субботу – о покойнике слышать.
 
Если у женщины, при одевании юбки, подол случайно загнется, то предсказывают ей роды.
 
Если каша или пирог-баба подымится из горшка и наклонится в печь, то к добру; если же из печи, то к худу.
 
Если кузнечик кует в доме, то некоторые люди уверяют, что он выживает из дому.
 
Счастливый сын походит на мать, а счастливая дочь на отца.
 
Самовар играет, гостей зазывает, кто мимо пойдет, зайдет.
 
Невзначай свечу погасить – нежданный гость.
 
Булавочка из наряда молодой хранится подругами и обещает счастье, а девушке скорое замужество.
 
Свеча грибком нагорела – будет письмо, и с той стороны, куда нависла. Если шутка эта не в связи с поверьями о ведьме, то она просто придумана для потехи, но я знал помещиц, кои читали Сю и Занда, а строго придерживались помела и кочерги.
 
Кто не весел, с утра брюзжит – встал левой ногой с постели.
 
Кто утрет лицо первым яичком рябенькой курицы, у того не будет веснушек.
 
Руки горят – бить будешь;
 
руки стынут – кто нибудь тебя злословит;
 
если мужчина белоручка, то невесте его не быть красавицей;
 
нагорела свеча – долгоносая невеста;
 
кошка умывается, сорока у порога скачет, самовар поет, полено дров из беремени повалится, нечаянно свечу погасить, все это значит – будут нежданные гости.
 
Теплая или холодная лапа у кошки, означает добрых или недобрых гостей.
 
Чулок или рубашку наизнанку надеть, потерять подвязку, остегнуться пуговкой – пьян или бит будешь.
 
Не строить нового дома под старость, не шить обновы, в особенности белья, иначе вскоре умрешь. Эти поверья, может быть, частью придуманы наследниками, чтобы удержат стариков от безрассудного мотовства, а может быть, возникли и оттого, что, затевая житейское, старику и старушке по неволе приходит в голову близкий конец их, а это, для многих, воспоминание неприятное. Кроме того, весьма не редко случается, что, затеяв под старость обшиваться и строиться, человек умирает, не покончив дела, и это в таких случаях служит подтверждением суеверью. Я знал в Москве старушку, богатую вельможу прошлого века. Она уже лет 20 не шила на себя белья, ни за что не соглашалась к этому, считала всякого, кто ей о том говорит, смертным врагом своим, и ходила в таком белье, на котором, кроме подновляемых по временам заплаток, не оставалось ровно ничего.